четверг, 1 ноября 2012 г.

Тбилисская публичная школа №41: конфликты, проблемы, перспективы




 Несколько лет назад я впервые побывала  в  Тбилисской публичной школе №41, ее в Тбилиси называют просто «Украинская школа в Ваке». Довелось общаться с ее директором Анной Александровной Матвеевой, беседа с ней была опубликована в рубрике «В редакционной гостиной». Но контакты с коллективом этого учебного заведения  продолжались и впоследствии - на торжественных мероприятиях и различных тематических праздниках, проходивших в стенах школы

Главная концепция  «украинской школы» состояла в том, что она создавалась украинской диаспорой для этнических украинцев Грузии, а также для всех желающих знать язык, культуру дружественного народа. Коллектив преподавателей состоял из энтузиастов, новаторов, для которых школа являлась не просто местом работы, но и вторым домом.  В школе осуществлялись разнообразные проекты, дети принимали участие в международных конкурсах, программах, фестивалях, поощрялись поездками  в  международный детский центр «Артек» в Крыму. Выпускников направляли на дальнейшую учебу в Украину.  Эта школа стала первым заграничным  коллегиумом  украинского национального университета «Киево-Могилянская академия» (это высшее учебное заведение было открыто в XVI веке), что давало ей определенные привилегии в столь престижном вузе Украины. Школа функционировала под  эгидой  министерства образования Грузии,  была подчинена всем местным законам, при этом функционировала и в тесном сотрудничестве с министерством образования Украины. Школа, разумеется, патронировалась посольством Украины в Грузии. Ее опекала местная украинская диаспора, а также зарубежная  диаспора, в особенности общины Канады, Австралии.  У этих украинских землячеств, кстати, были взяты некоторые практические наработки, методики,  ведь история существования подобных школ, к примеру, в Канаде насчитывает десятки лет.
Увы,  в прошлом году  в результате т.н. «оптимизации»  (укрупнение школ за счет объединения более мелких в одно учебное заведение), произошло слияние двух соседних школ, а именно 41-й публичной школы имени  Грушевского, которая была переведена в здание расформированной 56-й публичной школы. Что и говорить,  эти процессы вызвали свои сложности и  проблемы.
Нам, к сожалению, не удалось побеседовать с бывшим директором школы Анной Александровной Матвеевой, так как на момент подготовки материала ее не  было в Тбилиси. Нынешний директор 41-й публичной школы так же не смог с нами побеседовать, но уже совсем по иной причине. Когда наш корреспондент попросил господина  Реваза Джавахишвили ответить на  несколько наших вопросов, то получил ответ: «Вы срываете мне учебный процесс!». Чуть позже директор несколько смягчился и попросил оставить контактный номер телефона, пообещав непременно перезвонить, связаться, встретиться, побеседовать в неформальной обстановке, даже попить кофе, дабы в спокойной обстановке  прокомментировать ситуацию, сложившуюся в «украинской школе».  При этом батони Реваз сослался на то, что должен, видите ли, проконсультироваться в министерстве образования, о чем именно ему стоит говорить с представителями СМИ.  Прошло больше 4 месяцев, но звонок так и не прозвучал…
Нам ничего не оставалось, как попытаться  получить  информацию другими путями, Первой завесу тайны вокруг «уплотненной» 41-й школы помогла приподнять Валентина Марджанишвили, бывшая председатель оргкомитета по созданию украинской школы, активный общественный деятель диаспоры.


-Давайте восстановим хронологию недавних событий.


- Зимой 2011 года стало известно о планах по укрупнению школы, а уже летом пришел официальный приказ. Украинская школа переселилась  в помещение бывшей 56-й школы.  Естественно, это вызвало, мягко говоря, конфликтную ситуацию, потому что работу потеряли многие преподаватели, было сокращено около 20 человек, многие родители бывшей 56-й школы перевели своих детей в другие школы, не приняв произошедших изменений. Согласитесь, для того чтобы изучать украинский  язык - нужна мотивация. Перевели своих детей в другие учебные заведения и некоторые родители нашей школы.


-Какова, на ваш взгляд, причина оптимизации?

- На мой взгляд, причина - экономическая, обе школы были малочисленными, соответственно, нерентабельными.   Проблема же состоит в том, что при слиянии двух, скажем так, обычных грузинских школ,-  конфликт не столь значителен, он, в основном, связан лишь с  сокращением штатов персонала школы. В данном же случае  возник дополнительный конфликт, обусловленный отсутствием мотивации, интереса к новому учебному формату, предполагающему достаточно глубокое изучение украинского языка, литературы, народоведения (предмет, дающий знания из области культуры и истории Украины).  Хотя, повторяю, для учеников грузинского сектора 56-ой школы большой проблемы не было, ведь поблизости немало школ, притом достаточно престижных, дети могли сменить учебное заведение в пределах одного микрорайона. Сложнее, конечно, обстояла ситуация с учениками русского сектора этой же школы. Но, как бы там ни было, преимущественное большинство учащихся решили в школе остаться. И главную роль в этом сыграли педагоги 56-ой школы. Они постарались  сохранить контингент учащихся, тем самым, сохранив свои рабочие места.


- Вы сказали, что часть детей ушла и из «украинской школы». Почему? Ведь они-то как раз имели мотивацию.

-   Безусловно. Тут причина иная. Дело в том, что в бывшем помещении нашей школы на ул.  Абашидзе, 15 были созданы комфортные условия для детей. Это заслуга и школьного коллектива и родителей, и министерства образования Грузии. Ну и, конечно, огромное значение имели дружба и даже родственные отношения президентов обеих стран. Даже в тяжелом 1999 году, получив во временное пользование несколько полуразрушенных классов, мы, при содействии посольства Украины, сумели привести их в надлежащий вид,  достойно принимая впоследствии не только учащихся, но и многочисленных гостей, даже руководителей государств.    Конечно, как и вся Грузия, мы испытывали тяжелые лишения: отсутствие электроэнергии, отопления, но то, что могли сделать сами для детей, – делали.


- Школа на улице Абашидзе… Престижнее места  не найдешь!

- Раньше мы размещались в районе Чугурети, в помещении публичной грузинской школы №150 на улице Дгебуадзе. Ваке - это прекрасный район, хотя мы его  не хотели. Как ни парадоксально, улица Абашидзе – неудобное для нас место. Мы хотели иметь школу, скажем, на Авлабаре, близ площади Марджанишвили, т.е.  где-то в центре города, рядом с метро,   чтобы детям было удобно добираться. Мы тогда из-за этого переезда в Ваке потеряли несколько учащихся. Ведь к нам приезжают дети из Поничала, т.н.  «Африки», поселка ТЭВЗа, даже из Натахтари, Сагурамо…

 –А как обстояли дела  в новом помещении, в которое вы перебрались?

 -То помещение, в котором мы оказались в прошлом году, в здании 56-ой публичной школы, не выдерживало никакой критики.  Грязь, сырость, плесень, проваливающиеся полы, пробитые стены… Родители, особенно приехавшие из Украины, недоумевали: как  в наше время  в центре столицы   может функционировать такая ветхая школа, такое запущенное помещение.  И хотя министерством образования уже был запланирован капитальный ремонт школы, не все родители решились подвергнуть своих детей такому жестокому испытанию. Впрочем, те, кто остался, постарались быстро, собственными силами и средствами подготовить классы к началу учебного года. Как говорится,  глаза боятся – руки делают.

- Как же учащиеся  56-й школы раньше там занимались? Почему в таком аварийном состоянии было здание?

- Трудно сказать. Вероятно, это была одна из причин нерентабельности школы.

- А украинская школа? По какой причине она  была не рентабельной?

- Потому что диаспора невелика и  рассредоточена по всей Грузии. Хотя школа имела тенденцию к численному увеличению за счет того, что в Грузию стали возвращаться с Украины уехавшие из Грузии в тяжелые годы представители т.н. смешанных семей. В Тбилиси на долгосрочный период стали приезжать  вместе с семьями украинские бизнесмены.  Больше появлялось новых смешанных семей. Например, дети абхазских беженцев, родившиеся в Украине, или малыши из грузинских семей, переживавших трудные времена в Украине,  прекрасно владели украинским языком, но  плохо – грузинским. Мы помогали таким детям постепенно, без излишних стрессов преодолевать трудности и адаптироваться в новой среде. Кроме того,  некоторые родители отдавали в школу детей без этнических украинских корней, планируя получение высшего образования в Украине. Ну и, разумеется, не могла не нравится атмосфера, педагоги, внеклассная работа, нацеленная на всестороннее развитие и воспитание детей.
- Почему в школе поменялась администрация?
- При реорганизации учебного заведения бывшая директор 41-й школы Ганна (Анна)  Матвеева была назначена временно исполняющей обязанности директора. Вскоре в школе появилась генеральная инспекция, вероятно, на фоне жалоб родителей бывшей 56-ой школы, тоже, естественно, боровшихся  за свои права. Как водится, были выявлены  различные нарушения, наиважнейшим  из которых оказалось отсутствие стандарта украинского языка в национальном образовательном плане Грузии.
- Подробнее, пожалуйста?
 - Речь идет о том, что любой предмет, преподаваемый в государственной школе, должен иметь четко расписанную и утвержденную программу, в соответствии с которой  в каждом классе ученик должен овладеть определенным количеством знаний. Не имея стандарта, украинский язык оказался как бы вне закона.
- Почему же не было этого стандарта?
- Я думаю, на этот вопрос лучше ответила бы сама пани Ганна.  Но то, что она поднимала этот вопрос в министерстве образования, мне, с ее слов, хорошо известно.
- Какие еще последствия имел факт отсутствия т. н. стандарта?
-Это поставило под сомнение всю нашу деятельность. Мы постоянно слышим от нынешнего руководства школы: у вас все было не правильно. Но возникает  вопрос: а разве все минувшие 12 лет школа  действовала подпольно, нелегально? Разве ежегодно не утверждался в министерстве, учтите - в грузинском министерстве образования, учебный план, в котором черным по белому  было прописано преподавание украинского языка? Разве не выделялись средства  педагогам украинского языка согласно  ежегодно утверждаемому штатному расписанию? Чье же  это упущение? Неужели только школы? Посмотрите нашу фотохронику. Сколько раз нашими гостями были министры образования, их заместители. Я уже не говорю о том, что школе покровительствовали главы двух дружественных государств. Куда уж легальнее!
Можно посмотреть на ситуацию и с другого ракурса. Да, просчет. Но разве он повлек за собой какие-то жертвы? От этого страдали дети? Нет и тысячу раз нет! А потраченные государством несколько тысяч  лари в течение 12 лет на дополнительный предмет (украинский язык) – разве они не  отражаются в реальных образовательных результатах?! Вот конкретные примеры: до оптимизации школа осуществила три выпуска – 65 учеников. Из них студентами высших учебных заведений стали 63 школьника! Те двое, что не поступили – исключительно по состоянию здоровья. Все они сдавали единый выпускной экзамен на грузинском языке и поступили, преимущественно, здесь, у нас, в Грузии. (1-поехал учиться в Польшу, 1 – в Германию, 2 – в Ереванский филиал Тернопольского экономического университета, 10 –в вузы Украины, остальные 39 – в вузы Грузии).
- Что и говорить, статистика красноречиво говорит за себя. А на каких основаниях наши выпускники поступали в вузы Украины?
- На основании государственной программы для зарубежных украинцев. Украина зачисляла в вузы и финансировала из  госбюджета учебу наших выпускников - граждан Грузии - на основании рекомендаций школы и аттестата о среднем образовании, с уровнем успеваемости не ниже 8 баллов. И, естественно, на основании знания украинского языка.
- Почему же министерство образования Грузии раньше не поднимало вопрос о стандартизации украинского языка?

- Не знаю. На протяжении 12 лет никаких замечаний на этот счет к нам не поступало. Когда в   2002 году в Тбилиси  приехал президент Украины Леонид Кучма, в школе сделали ремонт. Затем следующий президент - Виктор Ющенко в 2007 году побывал у нас вместе с Михаилом Саакашвили, - даже ленточку в школе разрезали. Тогда все  в школе было не только хорошо, но даже прекрасно. О том, что произошло позднее, можно только догадываться....
Ежегодно нами составлялись учебные планы, в которых были  четко прописаны предметы: украинский язык, украинская литература, зарубежная литература, «народознавство»… Никто не задавал нам вопрос, на каком основании преподаются эти предметы. Когда меня, например, спрашивают,  зачем нужен предмет «Народознавство» («Народоведение»), я отвечаю, что в нашем, грузинском министерстве образования  очень интересовались этим предметом и говорили, что, может быть, стоит подумать над тем, чтобы и в Грузии этот предмет преподавался.
- Ну, хорошо, в школе возникла проблема стандартизация. Но почему она оказалась столь неразрешимой? Неужели ее нельзя было оперативно устранить?
- Естественно, работа  над проектом стандартизации сразу же началась. В феврале была создана рабочая группа по разработке стандарта. Рабочая группа, состоящая из трех специалистов по украинскому языку (Нино Наскидашвили, Елена Куртанидзе и Тамуна Авкопашвили) ОНИ НЕ СОТРУДНИКИ ШКОЛЫ!  составила материал для 12 языковых  уровней, этот солидный труд был передан в министерство образования  в первых числах апреля 2012 года. Замечу попутно, что  Анну Матвееву освободили от работы в конце января, сразу же назначили нового директора. И уже само министерство взялось за подготовку этих документов. Там есть отдел, который занимался устранением нарушений, которые были выявлены в процессе работы генеральной инспекции. Они смотрели все: и учебный план, и финансы, и ведение журналов. Приглашали и педагогов, и представителей диаспоры – интересовались нашими предложениями по поводу кандидатуры  директора школы.  Чем все окончилось, вы знаете. Самое обидное, что дух украинской школы скоро пропадет! В администрации не осталось ни одного этнического украинца и некому сохранять наши традиции... Остается надеяться лишь на чудо!

После этого невеселого разговора, я отправилась в школу – услышать мнение родителей, дети, которых учатся в обновленной публичной школе №41.

Константин Сичинава:
- Я горжусь, что мой ребенок занимается именно в этой школе, что он изучает украинский язык.

 Татьяна Гарькавая:
- Мои родители - выходцы из Украины. Случайно узнала, что в Тбилиси есть украинская школа, меня это очень заинтересовало. Посещение школы на Абашидзе произвело на меня  столь отрадное  впечатление, что я без всяких колебаний приняла решение – отдать сына в эту школу, несмотря на то, что приходится возить его из Рустави. Мальчик закончил  4-й класс. Этот год оказался просто ужасным! К счастью, уже позади бытовые проблемы. Закончен ремонт, школа приобрела достойный внешний вид.
Но остался главный вопрос: будет ли школа как прежде грузино-украинской? Меня это беспокоит, т.к. в этом году я и внучку собиралась сюда привести, чтоб  сохранить наши  корни. В сейчас и не знаю, как быть? Например, сын от всех этих пертурбаций получил сильный стресс, не хочет заниматься. Я, конечно, хочу, чтобы мой ребенок знал грузинский, но мне бы хотелось, чтоб параллельно он выучил украинский язык.  Если вопрос не решится, то мне придется переводить своего сына, у меня на дорогу уходит 1,5 часа, так какой же смысл возить ребенка в Тбилиси, если обычная грузинская школа есть под боком - в Рустави.

Георгий Аскурава:
-И снаружи и внутри школа уже выглядит хорошо.  Мой сын закончил  1-й класс. Я выбрал эту школу,  т.к.  у меня бабушка украинка, у нас всегда были прочные связи с Украиной,  и, надеюсь, будут всегда. Мы - патриоты  Грузии, но и Украина всегда в нашем сердце. Я, по большому счету, доволен - даже несмотря на  некоторые издержки, связанные с ремонтом  школы в середине учебного года. Но сейчас нас беспокоят слухи, что  такая уникальная грузино-украинская школа может  вообще прекратить свое существование. Этого нельзя допустить!

Какие можно  сделать выводы? Важно всегда все делать вовремя, не затягивать с оформлением необходимых документов, в противном случае можно загубить и такое, казалось бы, уникальное явление, как билингвальная школа для национального меньшинства. Мне не хотелось предавать этой статье политической окраски, но видимо избежать этого не удастся. В связи с победой на выборах оппозиционной коалиции, наше общество готово к активным переменам. Вполне возможно, что обновленное Министерство образования Грузии проявит больше интереса к такому неординарному учебному заведению, каким в недавнем прошлом была  Тбилисская публичная школа №41. Остается, лишь рассчитывать на лучшее.
Наталия ЦХВЕДИАНИ.

1 комментарий: